«Земля – плоскость»

Предлагаю мой перевод коротенькой статьи Джона Эдварда Квинлана, который назван в ней полномочным топографом островов Сент-Люсия и Сент-Винсент Британской Вест-Индии. Статья не датирована, но, судя по тому, что автор упоминает события 1906 года, однако не упоминает в своём изложении Панамского канала, открытого в 1914 году, легко предположить, что её публикация приходится именно на этот период. На мой взгляд, статья интересна не только тем, насколько просто и логично автор доказывает несостоятельность официальных «научных» взглядов на форму Земли и расстояние до Солнца, но и сутью его аргументов, из которых следует, что в начале XX века довод насчёт удержания всего и вся силой тяготения отнюдь не был доминирующим и здесь даже не приводится в качестве контраргумента. Итак…

 

Безспорным фактом является то обстоятельство, что земля представляет собой растянутую плоскость с неровной поверхностью, а не сферическую или шаровидную форму с двумя приплюснутыми оконечностями, как заверяют в своих рассуждениях учёные и астрономы, которым большинство людей верит. Не имеет она и форму груши, как не далее чем 24 мая 1906 года предположил профессор В.Д. Соллас в Королевской ассоциации на Албемарл-стрит, Лондон.

То, что земля плоская, может быть подтверждено нашими чувствами со всех точек зрения. Практические демонстрации этой формы удовлетворят любой непредвзятый и здравый ум; многочисленные указания на подобную форму земли можно найти и в священном слове Божьем – Библии.

Я уверен в том, что первый же вопрос, который зададут мне шароверы, будет: как же корабли совершают кругосветные плавания, если земля не шар? В качестве ответа задумайтесь о том, что корабли не могут огибать землю по одному и тому же курсу, будь она шаром или плоскостью. Это невозможно, кроме как на широте южнее мыса Горн. Повсюду между этой южной широтой и Арктикой будет мешать суша. Однако, когда до совершенства будут доведены воздушные корабли, путешественники смогут следовать единым маршрутом, пересаживаясь с одного транспортного средства на другое по мере смены воды и суши.

Магнитный компас, который поможет путешественнику определять курс, всегда указывает на магнитный север, если нет никаких локальных сил притяжения. Магнитный север находится радом с Северным полюсом. Северный полюс является центром растянутой плоскости – земли, – а не одной из двух приплюснутых оконечностей шарообразного мира, как нас часто уверяют.

Магнитное притяжение к Северному полюсу было открыто не белыми учёными и астрономами, но сведущими китайцами, которые знали тогда, как их потомки знают и сегодня, что земля плоская.

Возьмите кусок картона и нарисуйте на нём циркулем круг. Центральная точка круга будет представлять собой положение Северного полюса на плоской земле, а круговая линия – её южную окраину, но не Южный полюс. Нет и не может быть такого места, как Южный полюс. Проведите вторую окружность между центральной точкой и внешним кругом, и эта центральная линия будет представлять собой экватор.

Положите магнит рядом с центром круга и восприимчивую иголку где-нибудь внутри внешнего круга, и иголка будет вынуждена указывать в центр. Так должно быть. Правая сторона иголки будет указывать на восток, левая – на запад, противоположная – на юг.

Установите одну ножку циркуля у центра круга, а другую – справа от иголки и очертите ею круг так, чтобы она коснулась иголки с левой стороны. Так вы проложите курс на восток. Повторите операцию в обратном направлении. От левой стороны иголки проведите окружность к правой, и у вас получится западный маршрут по плоской земле.

 Поэтому возможно прочертить и в итоге проложить универсальный путь вокруг земной плоскости посредством морского судна и управляемого судна воздушного.

Когда бензиновый баркас плывёт кругами вокруг островов на озёрах в парке Совета Лондонского графства, английские дети получают практическую демонстрацию возможности плавания вокруг плоской земли – представленной островами – по воде, которая всегда находится в своём естественном состоянии – строго горизонтальном.

Пускай учёные и астрономы, уверенные в том, что земля – шар, предоставят нам какую-либо практическую демонстрацию этого, расположив магнит рядом с Северным полюсом искусственного глобуса, а иголку – где угодно на его выпуклой поверхности. Если это сделать, станет понятна вся невозможность иголки повернуться в сторону Северного полюса, как она делает в естественных условиях и на моей картонке. Пусть они также предоставят нам практическую иллюстрацию плавания корабля по шарообразному океану, подобно моему океану на плоской поверхности в примере с бензиновым баркасом, плывущим по горизонтальной плоскости вокруг остовов в парке Совета Лондонского графства.

Морское судно могло бы совершить кругосветное плавания по части единого маршрута, скажем, вдоль экватора следующим образом. Оно могло бы отправиться от восточного побережья Африки на уровне экватора и продолжать двигаться на восток пока бы ни достигло множества островов Ост-Индии. Оно бы оплыло каждый из них, пока бы снова ни достигло экватора у их восточной оконечности. Далее оно продолжило бы свой путь по единому маршруту через Тихий океан вплоть до западного побережья Южной Америки. Затем, плывя в южном направлении, до и вокруг мыса Горн, и снова в северном, до экватора в районе устья Амазонки, откуда оно бы двинулось дальше через Атлантический океан и Гвинейский залив (где оно пересекло бы Гринвичский меридиан) до западного побережья Африки и затем на юг, до и вокруг мысы Доброй Надежды, после чего северным курсом возвратилось бы к точке, откуда отплыло; однако всё это время судно двигалось бы по плоской поверхности океана, а отнюдь не выпуклой или шарообразной, а капитан его сверял бы желаемый курс с плоской картой, а не с глобусом.

Как ни один здравомыслящий человек не может вообразить описание петли вне круга, так же невероятно для него принять смехотворную догму корабля, плывущего вокруг шара земли. Принять её он может лишь будучи введённым в заблуждение.

Если бы упомянутый мной корабль плыл вдоль экватора вокруг шарообразной земли, каждые шесть часов он оказывался бы в следующих различных положениях: в полдень он пребывал бы в положении горизонтальном, в каком нам представляются все корабли; через шесть часов он оказывался бы в положении перпендикулярном, носом вниз; в полночь о уже был бы вверх тормашками; в шесть утра он снова оказывался бы в перпендикулярном положении, только нос теперь смотрел бы вверх; в полдень, спустя сутки, он оказывался бы в первоначальном горизонтальном состоянии.

Если же, с другой стороны, корабль плыл бы на север от экватора вдоль меридиана, в шесть вечера он лежал бы на правом боку с горизонтально расположенными мачтами; в полночь он был бы днищем вверх; в шесть утра – снова на боку, теперь на левом, с опять же горизонтальными мачтами; и только в полдень, как и в предыдущий полдень, он оказался бы в том положении, в каком мы привыкли видеть корабли. Читателя бы весьма позабавило описание этого путешествия с уточнением положения судна каждый час, однако, к сожалению, ограниченное пространство статьи не позволяет мне этого сделать.

У корабля лежащего в доке при полной загрузке всего несколько футов воды под килем. Если в полдень он имеет осадку 18 футов 3 дюйма, самое скрупулёзное наблюдение не обнаружит в ней никакой перемены, хотя в полночь, когда судно оказывается днищем вверх, изменение в осадке обязано иметь место. Не соизволят ли учёные это объяснить?

Упомянув Гринвичский меридиан, я должен сказать в связи с помехами, будто бы причиняемыми электрической генераторной станцией Совета Лондонского графства в Гринвиче деликатному оборудованию Королевской Обсерватории, что убрать следует Обсерваторию, а не станцию. Обсерватории надлежит возводить на уровне большого пространства воды, что служило бы естественным горизонтом. Великобритания окружена такой водой: однако Великобритания не годится для настоящей обсерватории по причинам, которых я коснусь в следующем абзаце, а также потому, что всякий меридиан, пересекающий Великобританию, пересекает экватор посреди океана, где нельзя возвести сестринскую обсерваторию.

Все согласны с тем, что дважды в год на земле устанавливаются одинаковые день с ночью, а Солнце вертикально по отношению к земле на экваторе, однако далеко не всем известно, что когда Солнце оказывается в этом положении – называемом равноденствием, – обозреватели на 45-м градусе северной и 45-м градусе южной широты должны отметить 45 градусов как угол подъёма от горизонта до центра Солнца в полдень и что точки к северу или к югу от экватора, откуда Солнце наблюдается под этим углом в полдень, отмечают точное расстояние до экватора, поскольку Солнце находится над ним. Такая точка – с северной стороны от экватора – находится ровно посередине между экватором и Северным полюсом. Из этого само собой следует, что расстояние от Солнца до экватора в день равноденствия равно половине расстояния от экватора до Северного полюса.

Поэтому необходимы две обсерватории, одна на экваторе, а другая – в 45 градусах к северу или югу от него. Подобных обсерваторий не существует, и я рискну предположить, не опасаясь противоречия, что на земле есть лишь две точки на одном и том же меридиане – одна на экваторе, а другая в 45 градусах к северу или югу от него, – где угол до Солнца может быть измерен от естественного горизонта. Королевский астроном и его друзья-учёные сейчас имеют возможность сохранить своё лицо и назвать местоположение этих точек до того, как я придам их гласности.

При наблюдениях с этих двух точек расстояние от Солнца до земли, являющееся самой основой всех астрономических исследований, может быть рассчитано в точности. Учёные и астрономы говорят, что оно составляет почти 93 000 000 миль. Как они его измерили?

Вот практическая иллюстрация того безошибочного метода, который я только что привёл для определения точного расстояния до Солнца. Возьмите квадратный лист бумаги; каждая из четырёх сторон образует угол в 90 градусов, что в общей сложности даёт 360 градусов – столько же, сколько и круг. Четыре стороны листа имеют одинаковую длину. Сложите бумажный квадрат по диагонали, и вы получите треугольник. Треугольник этот будет не только равносторонним, но и имеющим диагональ под углом 45 градусов или половину от 90. Поскольку стороны квадрата имели одинаковую длину, две стороны треугольника, расположенные перпендикулярно друг к другу, также будут равными по длине.

Возьмите ваш бумажный треугольник так, чтобы одна сторона прямого угла смотрела в небо, а другая – в направлении Северного полюса, и представьте, что угол, смотрящий вверх, это Солнце в полдень равноденствия, а другой – точка на земле в 45 градусах к северу от экватора; третий угол будет точкой на экваторе, находящейся перпендикулярно под Солнцем в полдень равноденствия, ни футом больше и ни меньше. Неважно, шарообразная земля или плоская, этот метод определяет точное расстояние до Солнца

 

Поэтому учёные и астрономы, придерживающиеся шарообразной теории земли, не имеют права утверждать, будто Солнце находится примерно на таком-то удалении от нас, когда существуют две точки с естественным горизонтом даже в шарообразном мире для определения точного расстояния. И при этой приблизительности расстояния до Солнца они измеряют расстояния до других небесных объектов. Насколько лучше иметь точную и надёжную основу, чтобы по ней проводить подобные измерения. Или учёным и астрономам этот метод неизвестен?

Write a comment

Comments: 0
Flag Counter